Волшебные серьги Шахерезады. Часть 3. Кто украл любимые украшения?

Кто украл любимые украшения?

Шахерезада

Высокие резные двери, ведущие в царскую опочивальню, распахнулись, пропуская стройную женскую фигуру в простом одеянии.

– Ты ли это, Шахерезада? – Царь Шахрияр высоко поднял брови в удивлении. – Где же твои шелковые одеяния и парчовые туфли? Неужели все наряды, что я подарил тебе, сносились и изветшали?

– О нет, мой повелитель. Твою щедрость не могут вместить множество сундуков в моих покоях, и все твои дары по-прежнему ласкают взгляд своей красотой. Но печаль в сердце не позволяет мне наслаждаться ни мягкостью шелка, ни блеском золотой вышивки.

– Что же печалит тебя, о женщина, подобная луне, побеждающей ночную тьму?

– Пропали любимые украшения, с которыми я не расставалась ни днем , ни ночью, которые предпочитала блеску изумрудов и агатов. Но печаль моего сердца во сто крат сильнее от того, что среди лиц, приближенных к благороднейшему из всех смертных, нашелся завистник, позарившийся на принадлежащее царю. Ибо Шахерезада, все, что может быть на нее надето, что может войти и выйти из ее уст – твое, повелитель времен.

Лицо Шахрияра омрачилось.

– Побойся, женщина. Ты обвиняешь кого-то из потомков знатных родов, верой и правдой служивших моему отцу и деду.

– Да будут мои предчувствия ошибкой, величественнейший. Их легко подтвердить или опровергнуть. Среди тех, кто является к ложу моего господина, чтобы приветствовать его утро, пожалуйся, что Шахерезада утратила свой талант и ты не узнаешь конец сказки. Похитивший серьги с кулоном ждет этого. Он проявит себя, вот увидишь.

Шахрияр поступил так, как сказала ему жена. Когда у царского ложа собрались придворные и вельможи, чтобы повелитель дня и ночи взглядом озарил их утро, он не спешил вставать и выглядел удрученным.

– Здоров ли ваше величество, получил ли плохую весть или отчего у него такой печальный вид? – льстивым голосом обратился толстяк Мактум-бай к падишаху.

– Я не болен и нет у меня плохих известий, Мактум. Но лицо мое в смущении оттого, что я не узнал конца сказки, начатой Шахерезадой. Ее талант иссяк, а наполнится ли снова, знает один Аллах.

Мактум облизнул пересохшие губы. Лихорадочный блеск в его глазах выдавал крайнее волнение, а руки судорожно сжимали чётки, будто хвост птицы удачи.

– Так ли сильно желание царя царей услышать конец истории? Если найдется тот, кто поведает ее окончание, вернется ли радость на чело государя?

Продолжение следует…

Tagged , , ,